Skip to content

Вход в систему

"МГ" в соцсетях

Общероссийский Народный Фронт

Не дай себя обмануть!

Госуслуги

Городской телеканал

Дважды спасенные

В № 11 от 25 марта на странице «Читатель-газета-читатель» березовчанка Зинаида Вагель рассказала о том, как она, будучи ребенком, отправляла посылку отцу на фронт. История вызвала интерес у наших читателей, и сегодня мы публикуем продолжение этой истории.
Я помню день, когда нам объявили об окончании войны. Каждое утро, придя в школу, мы выстраивались в колонну, маршировали и пели тененькими детскими голосками: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!». Конец войны представлялся нам тогда огромным, неземным счастьем. Однажды, в хмурый, пасмурный день, я увидела, что на стадионе, возле столба, на котором была установлена черная тарелка-радиоприемник, собралась толпа людей. Все они что-то внимательно слушали. Моросил мелкий дождь. Я спросила у людей: «Что случилось?». А мне отвечают: «Война закончилась!» – и все улыбаются и даже как будто не замечают, что промокли под дождем до нитки (зонтов тогда ни у кого не было).
Все лето 1945 года я ходила на вокзал, через лес, от моста по шпалам три-четыре километра. Поезд приходил ночью, и я всегда боялась, что вдруг отец вернется, а его никто не встретит. Встану на перрон и жду поезда. Он приходит. Люди выходят из вагонов, я всматриваюсь в темноту и ищу отца, а его все нет и нет. Мы, дети войны, так ждали своих отцов! Отчаянно ждал папу и мой брат Агап. Он у отца всегда был на особом положении – помощник. В семье у нас только девчонки рождались, он – единственный сын. Отец до войны мечтал выучить Агапа на агронома. Но мечты его не сбылись: все разметала война. Отец с фронта так и не вернулся.
А та посылка, которую я ему отправила, когда он с боевыми товарищами был в окружении, спасла его дважды. Первый раз – от голода. А второй раз спасла жизнь бойцам не сама посылка, а тот самый мешок с эмблемой «Почта СССР», в который и были упакованы сушеные овощи. Этот мешок мне дала Клавдия Пятышина, работница почты. Она-то мне и помогла тогда отправить эту судьбоносную посылку.
Отец и оставшиеся в живых его боевые товарищи, находясь в окружении около Финского залива, ждали, когда вода замерзнет, чтобы по льду выйти из окружения. Был декабрь, но залив почему-то все не замерзал. И они решили не ждать, а идти вдоль берега. Шли ночами, а днем укрывались в тальнике, костры не разжигали. Многие обморозились. От голода бойцы уже теряли сознание, брели как во сне, в бреду разговаривая с близкими, кого оставили дома.
И вот однажды они увидели на берегу женщин, которые ловили рыбу. Оказалось, что неподалеку финское поселение. Бойцы подходили к финкам по одному, чтобы не испугать их. Местные жительницы русского языка не знали и не могли понять, кто же это – русские или немцы? И вот кто-то из бойцов догадался показать им почтовый мешок с эмблемой «Почта СССР». Это женщин успокоило, и они увели солдат на хутор, который располагался среди болот. Там их накормили рыбой, напоили горячим бульоном. Как рассказывал нам в письмах отец, прожить на этом хуторе они смогли только неделю, но и этого было достаточно, чтобы подкрепить силы.
Окрепнув, солдаты пошли дальше. Женщины проводили их по тропинкам среди болот, снабдив сушеной рыбой, показали направление, которого надо держаться, чтобы выйти из окружения.
Когда отец с оставшимися в живых вышли на расположение советских войск, почтовый мешок и в этот раз выручил их. На нем сохранился номер полевой почты, и по этому номеру установили, к какой воинской части относятся эти «пришельцы с того света», которых, надо признаться, все уже мысленно похоронили.
Зинаида Вагель.

 

 

AdaptiveThemes